клуб фольксваген гольф москва

ночной клуб санкт

Временно не работает. Добавить фото. Северный флот. Панки на рейве.

Клуб фольксваген гольф москва песни ночных клубов москвы

Клуб фольксваген гольф москва

Мешки для мусора на 30-35-40 л. Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 90 120.

ОТКРОВЕННЫЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ ШОУ

Обновлённый Passat представлен на тест-драйве сплошь универсалами. Хочешь — бери обычный Variant, хочешь — приподнятый Alltrack. А зачем, если российские поставки «сараев» не подтверждены, особенно внедорожной версии? Не светят нам гибрид GTE и новейший турбодизель 2. Мой единственный Variant — с бензиновым мотором 2.

Седаны именно с таким двигателем первыми доберутся до России в лучшем случае к декабрю. В Европе все комплектации расширены и NewsMaker 7 авг 1 0. Прототип электрокара ID. Crozz впервые попался фотошпионам в собственном кузове, и оказалось, что теперь кроссовер похож на раздувшийся хэтчбек ID. Вместо придавленной к корме крыши и кокетливого хвостика, считающихся признаками Coupe, мы видим обычную багажную дверь с массивным спойлером над ней. С одной стороны, жаль смелый дизайн.

С другой, ID. Crozz стал практичнее и больше не заставляет задних седоков упираться макушкой в потолок. Концепт на фото в году сыграл две премьеры: весной в Шанхае и осенью во NewsMaker 30 июл 1 2. Этот вседорожник займёт место ниже Тигуана. Ну а Tharu R-Line — лишь примерный намёк на облик новичка. Десятого июля из ворот завода Фольксвагена в городе Пуэбла Мексика выехал последний экземпляр компакта Volkswagen Beetle, в полном соответствии с ранее оглашённым планом по завершению карьеры модели.

Преемника в ближайшее время не предвидится, ни в электрическом исполнении, ни в каком-либо ином. Ну а освобождённые мощности У инженеров Фольксвагена было очень мало времени после июньского рекорда ID. R на Нордшляйфе, чтобы доработать машину специально под трассу в Гудвуде. Но они успели. Спортпрототип Volkswagen ID.

R, уже записавший на свой счёт победу со временем NewsMaker 30 июл 1 0. Чтобы шестицилиндровый Teramont не достался кому попало бесплатно, он оснащён противоугонной системой с автономной сиреной, датчиками объёма и защитой от буксировки. У большого кроссовера Volkswagen Teramont в нашей стране имеются два бензиновых двигателя: двухлитровая турбочетвёрка R4 TSI л. Последняя до сих пор выдавала л.

Крутящий момент остался прежним, а пик мощности NewsMaker 1 июл 1 1. На основе прайс-листа других импортных Фольксвагенов можно предположить, что у нас кроссовер испанской сборки с базовым мотором 1. Всего 13 сантиметров длины отделяют Volkswagen T-Cross от старшего по званию паркетника T-Roc, который совсем недолго пробыл в статусе самого компактного кроссовера марки. В Вольфсбурге уверены, что кроссоверов много не бывает, и продолжают лепить новые. Во время брифинга в аэропорту Майорки NewsMaker 25 июн 1 0.

Цены на Touareg 3. Discovery TDV6 с дизелем того же литража и мощности стоит минимум 4 Бензиновые V6 3. Touareg бывает и двухлитровым л. Предыдущий Volkswagen Touareg был образцовым кроссовером сразу в нескольких смыслах этого слова. Он был разночинцем. Родство с Кайеном придавало ему налёт премиальности, но цена вполне соответствовала имиджу массовой марки. Touareg радовал NewsMaker 25 июн 1 1. Компания Volkswagen представила на Нюрбургринге доработанный спортпрототип ID.

R, который в ходе эволюции потерял приставку к имени Pikes Peak. Ведь у него и его пилота Ромена Дюма новая цель: превзойти лучшее время на Нордшляйфе для электромобилей Внешне автомобиль почти не поменялся, однако внимательное сравнение с прошлогодней версией покажет новое антикрыло. Сегодня должны NewsMaker 25 апр 1 1. В начале апреля, когда мы рассказывали о создании чисто электрической вариации сити-кара Skoda Citigo прототипов E-Pilot , мы предположили, что и близнец Volkswagen e-up!

Теперь эту информацию официально подтвердил глава Фольксвагена по маркетингу Юрген Стакман. В интервью изданию Auto Express он заявил, что малыш e-up! Одновременно up! NewsMaker 25 апр 1 0. Основная польза от тизера: изображение нового бампера, отличного от того, что стоит на простых «ти-роках».

Он напоминает бампер концепта T-Rocstar, предвещавшего T-Roc для китайского рынка, только без точного повтора деталей. Компания Volkswagen анонсировала премьеру «заряженного» паркетника T-Roc R в статусе концепта, максимально приближенного к серии. Она состоится в начале марта на Женевском автосалоне. Автомобиль не раз попадался папарацци на тестах с умеренной маскировкой, потому больших сюрпризов в облике ждать NewsMaker 19 фев 1 0.

Для модели доступен «металлик» Petroleum Blue. С пакетом «Спорт» 38 рублей к особенностям дизайна добавляются чёрные легкосплавные колёсные диски Portago на 16 дюймов, зеркала и спойлер цвета «чёрный перламутр» Deep Black , болты-секретки и хромированный выхлопной патрубок.

В список комплектаций седана Volkswagen Polo в России добавлена версия Connect. Её отличительная особенность: модуль связи и приложение Volkswagen Connect, позволяющие дистанционно контролировать многие функции автомобиля NewsMaker 19 фев 1 1. Teramont R4 л. Машины с мотором VR6 плюс 60 л. У Chevy один мотор л. Габаритами и пропорциями белый автомобиль с крестом на радиаторной решётке напоминает рамный Chevrolet Tahoe, а на самом деле не имеет с ним ничего общего. Это первый Chevrolet на свежей Diesel 7 дек 0 0.

Прайс-лист поспеет ближе к августовскому старту продаж: пока заявлена только начальная цена в 3,3 млн рублей. Доводчики дверей, матричный свет, звукоизолирующие стёкла будут предлагаться только за доплату даже для топовых комплектаций. Былой лёгкости в облике нет: новый Volkswagen Touareg смотрится китом, поглощающим планктон через гигантский зев радиаторной решётки.

Им является бензиновый агрегат 1. Российское отделение Фольксвагена прекратило реализацию Тигуана с дизелем 2. Выпуск таких версий в Калуге, соответственно, остановлен. В каталоге марки эта модификация ещё числится в конфигураторе, но на деле заказы больше не принимаются, а дилеры распродают последние С января этого года горючее R33 разливают на заправочных станциях Фольксвагена в Вольфсбурге и на тестовой площадке завода Volkswagen в Зальцгиттере.

Ради теста несколько автомобилей сотрудников VW заправлялись только им. Специалисты Фольксвагена в кооперации с учёными университета Кобурга реализовали необычный проект. Они придумали новую разновидность биодизеля под обозначением R33 BlueDiesel, в котором часть нужных веществ получена путём промышленной переработки отработанного фритюра.

Пробный выпуск первых Механические коробки передач автомобилей Volkswagen гораздо более надежные, чем «опелевские» или, к примеру, автомобилей Hyundai. Однако абсолютно не изнашиваемых трансмиссий не существует. Поэтому они тоже выходят из строя, причем иногда сразу после окончания гарантийного срока. Он может быт постоянным или появляться только при включении определенных передач. Diesel 26 апр 0 3.

В Пекине состоялся дебют китайской вариации пятидверки Volkswagen Arteon. Длину и базу и мм , вопреки последней тенденции, специально для Поднебесной фольксвагеновцы увеличивать не стали, зато решили сменить название автомобиля. В продажу лифтбек поступит со знакомым обозначением CC. Напомним, именно на замену модели СС немцы и создали Arteon. По данным китайских СМИ, старшая версия мотора 2. Местным покупателям предложат варианты двухлитрового Diesel 26 апр 0 1.

Компания Volkswagen представила 22 апреля во французском Алесе электрокар I. А гонка в США состоится 24 июня. Французcкий пилот Ромен Дюма, трёхкратный победитель Пайкс-Пика, должен превзойти рекорд новозеландца Риса Миллена Сам Рис, к слову, в этом году поведёт на штурм знаменитой горы Бентайгу.

Diesel 26 апр 0 0. Недавно стало известно, что Volkswagen Golf восьмого поколения будет запущен в производство лишь летом года. А ведь когда-то мы его ждали в м. Но немцы намеренно затянули проект, стараясь отшлифовать всё досконально. И вот лишь сейчас «восьмой» Golf оказался на Нюрбургринге, да и то в виде так называемого мула: новая начинка тут прикрыта кузовным железом от современного Гольфа.

Бампер от «джи-ти-ая» вместе с дорестайлинговыми фарами вносят сумятицу. Под оболочкой знакомого Гольфа скрыта модель следующего Спереди «подогретую» версию и не отличишь от заводской. Да и сзади практически тоже. А вот на ходу разница должна ощущаться.

Сейчас самый мощный серийный вариант этой модели — 2. Его-то инженеры Абта и взяли за основу. Двухлитровый турбомотор получил новый блок управления, который позволил нарастить отдачу до л. Diesel 16 апр 0 4.

Новейший концепт Volkswagen I. Vizzion продемонстрировал один из самых крупных аккумуляторов, встречавшихся нам когда-либо на шоу-карах или серийных батарейных легковушках. Генеральный директор группы Volkswagen Маттиас Мюллер назвал её «супертанкером, меняющим курс». На ежегодной конференции концерна в Берлине он озвучил некоторые детали плана Roadmap E, предполагающего масштабное наступление на электромобильном фронте.

В частности, ускорена работа по адаптации предприятий к Diesel 16 мар 0 0. Судя по попавшим в Сеть патентным рисункам, применена будет не просто «тележка», но фактически готовая модель — JAC iEV7S, только с перекроенными бамперами, салоном и оптикой. Наблюдательный совет Volkswagen Group подтвердил инвестиции в размере более 80 млн евро, предназначенные для налаживания производства кабриолета Volkswagen T-Roc на заводе в городе Оснабрюк и в целом для модернизации оборудования и логистики данной площадки.

Как нетрудно догадаться, самой открытой модели тоже дан зелёный свет. До сих пор о первом для Фольксвагена кроссовере-кабриолете немцы говорили в гипотетическом ключе. В открытом варианте T-Roc лишится пары створок, но приобретёт тканевый верх. Рельеф боковин Diesel 1 мар 0 0. И уже в этом году на конвейер встанет машина третьей генерации.

Судя по информации от издания Just Auto, дебют нового Туарега состоится на апрельских смотринах Auto China, что пройдут в Пекине. Там же, кстати, представили в м и предшественника. Но это, похоже, единственное, что роднит Diesel 15 фев 0 4. Судя по Diesel 26 дек 0 0. Впервые смещённо-рядные двигатели появились у фирмы Lancia, которая выпускала с го по год V-образные «четвёрки» с углом развала цилиндров от 10 до 20 градусов.

Эстафету подхватил концерн Volkswagen в м. Первенцем стал двигатель Новый Volkswagen Polo заметно длиннее, шире и тяжелее предшественника, но мощнее его, быстрее и чуть прожорливее. Зато в Германии приём заказов начался. Есть аналоги Директор Volkswagen Motorsport Свен Смитс назвал этот Polo послом семьи GTI в автоспорте и подчеркнул тесную связь раллийной машины с её гражданским собратом.

В понедельник вечером во время ездовой презентации хэтча Polo GTI последнего поколения на Мальорке компания Volkswagen показала публике и новый раллийный автомобиль Polo GTI R5, построенный на основе гражданского хот-хэтча. Как ясно из названия, этот Polo разработан в соответствии с регламентом относительно «демократического» читай, более простого и Седан Volkswagen Virtus, предвещающий «наш» Polo нового поколения, всё-таки дебютировал в Бразилии, несмотря на то что по информации более ранней предполагалась презентация в январе.

Ожидания оправдались — автомобиль построен на платформе MQB A0, то есть является родственником хэтча Polo последней генерации. Именно с ним совпадают и передняя часть, и оформление салона. Длина нового седана — 4,48 м против 4,39 у Polo уходящего поколения. Колёсная база равна 2,65 м было , в ширину Virtus насчитывает мм, в NewsMaker 20 ноя 1 Сегодня Volkswagen Group, Daimler, Ford и BMW Group объявили о запуске совместного предприятия по созданию панъевропейской сети зарядных станций Ionity для электромобилей.

Зарядки европейского стандарта CCS мощностью до кВт подходят для всех нынешних и будущих электрокаров. Строительство первых 20 комплексов начнётся уже в этом году на основных магистралях Германии, Норвегии и Австрии с интервалом в км.

Diesel 3 ноя 1 1. Чтобы ответить на этот вопрос, придётся вспомнить устройство обычной механической коробки передач. Основу классической «механики» составляют два вала — первичный ведущий и вторичный ведомый. На первичный вал через механизм сцепления передаётся крутящий момент от двигателя. Со вторичного вала преобразованный момент идёт на ведущие колёса. И на первичный, и на вторичный валы посажены шестерни, попарно находящиеся в зацеплении. Но на первичном шестерни закреплены жёстко, а на вторичном — свободно вращаются.

В положении «нейтраль» все Diesel 3 ноя 0 4. Несомненно, каждый из нас хоть раз в жизни замечал на обычном с виду автомобиле шильдик «turbo». Производители, как нарочно, делают эти шильдики небольшого размера и размещают в неприметных местах так, что непосвящённый прохожий не заметит и пройдёт мимо.

А понимающий человек непременно остановится и заинтересуется автомобилем. Ниже приводится рассказ о причинах такого поведения. Автомобильные конструкторы с момента появления на свете этой профессии постоянно озабочены проблемой повышения мощности моторов Diesel 3 ноя 2 2. Да, как показал марафон Akhmat Race, точность и соблюдение правил в спорте важнее мощности. И это не единственный Polo в Diesel 2 ноя 0 0.

Как заявил глава немецкого производителя Герберт Диесс изданию Car and Driver, эта модель вполне могла бы вернуться на рынок в виде электрокара. По словам Диесса, основой для такой машины может послужить новая электрическая платформа MEB Modular Electrification Toolkit , которая идеально подходит для такого проекта из-за гибкости своей архитектуры. Построенные на ней Diesel 31 окт 0 3. Господа, скажите пожалуйста, что лучше Куга или Тигуан?

Эти две модели могут между собой конкурировать или нет? Как считаете? Vladam 30 окт 0 Объём ежегодных продаж кроссоверов в Европе превышает весь российский авторынок и продолжает расти. В таких условиях Volkswagen может позволить себе плодить паркетники пачками. Но если по кроссоверной лестнице не спускаться, а подниматься, то ступеньку между обычнымТигуаном и Туарегом займёт Tiguan Allspace. Этакий Volkswagen Kodiaq. Для России — только полноприводные версии с Diesel 27 окт 0 Народ, добрый вечер.

Скажите пожалуйста, если выбирать между Джеттой и Пассатом, то что лучше по вашему мнению? Какой автомобиль брать при условии, что состояние одинаковое? Makarevich 26 окт 1 Товарищи, скажите пожалуйста, чем отличается Каравелла от Мультивена и Транспортера? По сути в своём классе эти автомобили идентичны. Vladam 23 окт 0 Но ведь хорошие вещи нужны не только сильным Diesel 23 окт 0 9. Проект является важной вехой в нашей новой ориентации на автоспорт. Команда буквально электризована в решении этой невероятной задачи», — объяснил Свен Смитс, директор подразделения Volkswagen Motorsport, которое разрабатывает прототип в тесном сотрудничестве с техническим центром в Вольфсбурге.

Летом нынешнего года дизельные Туареги на соревнованиях по подъёму на гору Пайкс-Пик Pikes Peak International Hill Climb заняли три лучших места в своём Diesel 23 окт 0 0. Что лучше Фольксваген Поло или Шкода Рапид и почему? Вопрос не праздный, потому как планирую покупать и в принципе, смотрю на оба варианта.

Покупать планирую новый автомобиль. Espinosa 19 окт 0 Тизер показывает, что новый Polo Sedan сохранит основные черты предшественника, включая окошко в задней стойке. Однако рельеф боковин и фары — точно как на новом хэтчбеке. О том же ранее свидетельствовала шпионская съёмка. Модель Virtus первоначально должна была показаться публике в сентябре. Под этим именем на ряде рынков, в частности в Латинской Америке, будет продаваться следующее поколение седана Polo в некоторых странах также известный как Vento.

NewsMaker 11 окт 0 1. Каннибализм стал очевиднее перед запуском новой волны электромобилей. У Шкоды пока это только концепт Vision E на картинке , тогда как у Фолькса вызревает целое семейство I. Грядущие VW-модели внезапно кто-то захотел защитить от внутренней конкуренции. Агентство Reuters сообщает о растущей напряжённости внутри концерна VW Group.

Германские топ-менеджеры, измученные дизельгейтом и связанным с ним вынужденным сокращением рабочих мест и расходов, раздражённо смотрят на стабильную и «дешёвую» Шкоду. NewsMaker 11 окт 3 3. Предполагаемый прототип R лишился некоторых украшений скажем, серебристой защитной накладки на переднем бампере , а ещё он чуть ниже стандартной машины. О паркетнике Volkswagen T-Roc R до сих пор мы писали в гипотетическом ключе. Ещё до выхода базового «ти-рока» о возможности создания такой версии говорили инсайдеры.

А теперь, похоже, этот давний замысел решено реализовать. Прототип такой «зажигалки» только что замечен на легендарном Нюрбургринге. NewsMaker 11 окт 1 1. Перевод: zCarot. Сегодня от Mercury. Сегодня от Glebresh. Сегодня от Sergey Русский перевод: Lazek и zCarot. Текущее время: Имя: Пароль: Запомнить? Еще не зарегистрированы? Не нравится. Я езжу на Калине. Пользователи: 91, Тем: 79, Сообщений: 2,, Приветствуем нового пользователя, Evgen.

А вот и новый Гольфик. А вот и новый Гольфик Внешность Volkswagen Golf нового, восьмого, поколения больше не является тайной. Судя по обнародованным фото, Volkwagen Golf нового поколения сохранил привычные пропорции, корпуса внешних зеркал стали более округлыми, а их стойки Volkswagen инвестирует 9 млрд евро в развитие электромобилей.

Volkswagen инвестирует 9 млрд евро в развитие электромобилей В том числе для конкуренции с Tesla Компания Volkswagen намерена ускорить свою трансформацию. В рамках обновлённой стратегии реструктуризации Volkswagen намерена инвестировать более 11 млрд евро в период с по год. Причём 9 млрд евро из этой суммы будут направлены на расширение сегмента электрических автомобилей. Если сейчас в ассортименте Volkswagen лишь две полностью электрические модели, то VW построил сильный Golf GTI с электромотором Автомобиль представят на слете поклонников немецкой марки на австрийском озере Вертерзее Автомобиль был разработан группой студентов, которые проходили стажировку на Volkswagen.

Автомобиль Golf GTI получил приставку названию First Decade, а его выпуск приурочили к десятилетию традиции готовить новинки для слета фанатов бренда. Сообщается, что студенты использовали В продаже появился новый Volkswagen Golf R

Перевод: zCarot.

Клуб фольксваген гольф москва Производители, как нарочно, делают эти шильдики небольшого размера и размещают в неприметных местах так, что непосвящённый прохожий не заметит и пройдёт мимо. Автор: Ivan 12 марта Просмотров: Концепт на фото в клубу фольксваген гольф москва сыграл две премьеры: весной в Шанхае и осенью во При первом же взгляде на «Жука» можно сделать вывод о том, что этот автомобиль нацелен на более молодую аудиторию, поскольку он отличается интересным современным стильным и ярким дизайном на фоне достаточно небольшой вместительности. Григр 06 Nov Как заявил ранее арена ночной клуб марьино транспорта и цифровой инфраструктуры ФРГ Александер Добриндт, правительство считает целесообразным способствовать постепенному выводу из обращения автомобилей на дизельных
Чайка ялта ночной клуб афиша Ночные клубы москвы коломенское
Стриптиз бар анапе Боковые зеркала Golf 6 Variant 0 pljaskin 1 год. Если вы хотите вернуться в чат, нажмите кнопку Я вернулся vshaurou - 22 April - AM. Владимир Темы раздела : Golf III. Он же лидирует в категории «Новинка года».
Работа в москве охрана клуб ресторан Да, как показал марафон Akhmat Race, точность и соблюдение правил в спорте важнее мощности. Berni 22 Feb Недавно стало известно, что Volkswagen Golf восьмого поколения будет запущен в производство лишь летом года. Системы питания и зажигания двигателя. Со вторичного вала преобразованный момент идёт на ведущие колёса. Войти Регистрация. Запомнить меня Это не рекомендуется для публичных компьютеров.
Москва ночной клуб парк авеню диско 321

Ваша мысль итальянский ночной клуб то, что

Все было другим, и звон мечей в «Ринальдо» Генделя, самой лондонской опере для меня, ничем не напоминал звон колокольчиков, но я пустил в себя эти мечи без страха, и они не принесли мне вреда. Гигантские, быстро изменяющиеся, всегда готовые к бою летающие крепости, построенные ветром над Атлантическим океаном, — английские облака неслись над городом, над моей головой, и я ходил под их живой, непрекращающейся битвой в кафе, банк, офисы, классы, церкви, музеи, клубы, галереи, сады, дома других людей, магазины, гостиницы, кабинеты дантистов, химчистки, отделения почты, парикмахерские, ювелирные мастерские, вокзалы, аэропорты, концертные залы, кинотеатры — все места, где жизнь ждала меня с новым счастьем или новым вызовом и куда я бежал, звеня колокольчиком сердца, встряхивая по пути неравномерно короткими розово-блондинистыми волосами.

Каждый день с самого утра над городом стояло чистое, восторженное, безоблачное небо. Солнечная пыль стояла в воздухе неподвижно. Ветер несся привычно с океана размашистой волной, рвал галстуки с мужчин, полы уже легких, почти летних пиджаков, трепал длинные волосы женщин, хлопал тентами разворачиваемых в городе уличных кафе, — но не приносил ни облака на чистое, золотое от солнца, с улыбкой взывающее подумать о Господе, просторное, неисследимо, неведомо, бесчувственно высокое небо.

В lunchtime 7 , полдень Страстного четверга, я шел по Блэкфраерскому мосту из своего района — бедного, желто-коричневого, средневеково-низкорослого Сазэка в Сити, серый, светло-серый, средне-серый, темно-серый, высокий имперский город, — и в начале моста увидел лежащего на краю проезжей части человека.

Вокруг него стояли и сидели на корточках люди в желтой униформе, бригада скорой помощи; они были собранны, мрачны и, мне показалось, уже неспешны; живот парня — полоса плоти между брюками хаки и бордовой майкой — не был испачкан в крови и не трепетал в последнем усилии. Парень лежал посреди дороги, позади него сотнями встали в пробку машины.

Люди выходили из такси, расплачивались и шли пешком по мосту, отчаявшись добраться до нужного места скорее. Я шел навстречу им и, чтобы побороть дурноту, — я не ел даже завтрака в тот день, смотрел на них и на купол и крест собора Святого Павла. Солнечная серая пыль лежала на куполе, белые, красные и темно-красные краны в Сити стояли неподвижно, муки Христовы снова совершались где-то, где никто не мог их лицезреть, за этой сверкающей, теплой, милостивой пеленой света, а на мосту лежал человек, и его бытие, открытое и разодранное, тоже лежало на мосту между жизнью и смертью, и весь мост остановился, чтобы задержать его здесь.

О Господи, спаси его ради Твоих мук! Господи, гряди скоро для того, чтобы спасти его. O, Jesus, come soon and save this chap on the road 8. Я остановился и молился, глядя на серый крест и купол Сент-Пола. God, have mercy, God, have mercy 9 , спаси этого человека на дороге. Мне тоже предстоял путь: на следующий день, в худший день года, в Страстную пятницу, я улетал в Москву.

Я ехал на каникулы, отец ждал меня. Я шел через мост в банк сделать мелкие распоряжения и получить деньги, потом я должен был поесть, получить фото и постричься. Я заплатил 40 фунтов и вышел. Были уже сумерки, магазины закрывались, я спешил домой, чтобы собрать вещи и проститься с теми из друзей, кто еще не уехал из Лондона. В протестантскую Страстную пятницу 29 марта я прилетел в Москву, а вечером в Пасху, 31 марта, я возвращался с отцом и его женой Лизой из консерватории.

Мы вышли из машины возле дома на Кутузовском проспекте и были расстреляны из двух автоматов в упор. Я умер, — God knows 10 когда, я не знаю точного времени, я не смотрел ни в газеты, ни в документы милиции, ни в свидетельства врачей. Я снова отдался ей, — так скоро? Как может это быть, чтобы это было так скоро? Я спросил, но не услышал ответа. Я умер. Конечно же, это случилось не сразу. После того, как я дал голым веткам обнять и поднять меня, со всей мускулистой страстью друидов или просто женщин, мир еще несколько раз вернулся ко мне.

Первый раз — практически немедленно после подъема ввысь. Я вновь лежал навзничь на земле, сотрясаемый холодом: рубашка и пиджак были холодными, я подумал, почему это так, и попытался подняться. Я не смог, но понял, что я жив. Я чувствовал асфальт там, где были мои ладони, и далеко, как в другой галактике, лежало светло-бежевое, чистое нутро ботинок, впервые надетых на этот концерт; я ощущал его, приятно-скользящее под моей ногой.

Я понял, что мне не прострелили хребет, и уже не испугался другого открытия, пришедшего одновременно: холод, спеленывающий меня, — это холод остывшей влаги, влага — это моя кровь. Она была везде выше пояса, и стынущая прохлада обнимала меня еще крепче ветвей. Ветви вдруг удалились, отдав меня жизни. Я услышал завывание «скорой», шум шин, визг тормозов и на секунду увидел свет фар, цветных маяков и блеск мокрого асфальта. Я хотел сказать «ребята», но не мог.

Я лежал с закрытыми глазами, сознавая все. Клацнули двери, и я услышал крики, громкую речь, быструю, как на стройке в полдень. Я не понимал слов, они не обращались ко мне. Но странно, я был рад этому. Я внезапно подумал: теперь обо мне позаботятся.

Теперь я спокоен. Земля мягко заколебалась подо мной, я вновь увидел небо, ощутил запах мокрой материи — и холод самого себя. Я стыл, буквально холодел, но теперь со мной были люди. Люди что-нибудь придумают. Они мягко качали меня — недолго, и скоро я вновь ощутил покой. Странно, покой этот был — как покой поезда третьего класса, в котором я однажды ехал по Сибири ночью с дедом. Не было билетов второго класса, плацкарт, которые мы обычно брали в наших частых путешествиях, частых, как каникулы в школе, и иногда более того.

Вагон был набит, старые мужики в гимнастерках сидели вокруг стола, блестя железными зубами, они курили прямо в вагоне, карты лежали на столе, стасовывались и вновь раздавались, и шел любезный сибирский разговор людей живших. Любезный, потому что нет никого вежливее, чем люди, живущие на земле, которую они заселили не по своей воле: исторгнутые, изгнанные, ссыльные, пораженные в правах, условно-досрочно освобожденные, каторжане, вольнопоселенцы, искатели, старатели, грабители, жители Великого Простора, заселенного редко, — они не искушали редкого встреченного резким словом, ибо никогда не известно, кто он такой.

А самое главное, они знают, что, кто бы он ни был, не надо судить. Достаточно каждому одного суда. Свободная любезность дикарей, взятая из ссыльного, острожного, сторожевого Тобольска, ждала меня и в Лондоне. Там, в простых, но мягких манерах жителей дальних территорий — австралийцев, канадцев и новозеландцев, я узнал ту же уважительность к неведомому другу, другому, которую я знал у себя на родине.

Я не полюбил их, нет; они казались мне слишком простыми, но я понял, что для их предков каждый встреченный также был радостью на девственной земле, и каждый из них также нес опасность в своем теле. Опасность и девственность уже почти ушли, а радость и осторожность остались — как знак понимания всей мощи встречи.

Ты можешь порезаться о другого, и можешь спасти его, и можешь спастись с ним, и должен подойти со всеми силами к незнакомцу. Тогда мой дед подошел к мужикам, поздоровался с ними и назвал наши места. Они засуетились, освобождая пространство дымного воздуха. Жестяная кружка с белым вином стояла на столе, погас верхний свет, настала ночь, и меня уложили на нижнюю полку за спины мужиков. Они смеялись и бросали карты. Лежа в пенале «скорой», сочлененный тонким проводом с капельницей надо мной, — игла входила в меня прямо над ключицей, — я видел над собою желтый огонь: он казался мне огнем из купе вагона третьего класса, и я чувствовал тепло других рядом с собой.

Я знал, что огни и люди — не одни и те же, и что я не дитя, но мне было хорошо. Жизнь — такая же бедная, как та, в которой я был ребенком, — снова открылась мне, и, бог знает почему, я не боялся смерти. Я хотел спросить, где отец и жив ли он, но не мог произнести ни слова, не владел ни одним миллиметром себя, мои губы оставались сомкнутыми и тогда, когда я прилагал все силы к тому, чтобы сказать «папа».

Мой отец, Карл Дмитриевич Григорьев, родился 20 августа года, за год до начала Второй мировой войны, в семье человека, который профессионально готовился к ней. Дмитрий Андреевич Григорьев, мой дед, был молодым лейтенантом Красной Армии. Имя, данное им первому сыну, не означало его симпатии к Марксу: оно оказалось победителем среди трех предложенных семье на выбор имен: Карл, Рудольф, Эрик.

Немецкие имена были very much in 11 , и в этом было все дело. Дед был молодым, наивным лейтенантом, и он не ждал с Германией войны. Он не ждал ее, но погиб в ней, а для отца начались трудные дни. Он ходил в школу в рубашке и брюках, которые сшила ему мать на дореволюционном «Зингере», он был один, и лето в рыбацком поселке Тобольска, после младенчества в вечном раю на иранской границе, казалось ему холодным.

Папа страдал, а сейчас он лежал в неизвестной мне «скорой», и я не знал, жив ли он. Жив ли он? В сущности, в нас стреляли из-за него. Мой отец был крупнейшим акционером и председателем совета директоров одного из ведущих нефтеперерабатывающих заводов Сибири, и других причин стрелять в него нет. Моя мать, оставленная им, когда мне было четыре года, умерла, когда мне было двенадцать.

Да, могли быть другие оскорбленные женщины, но, мне кажется, это не их почерк — стрелять из двух автоматов в упор. Нас убивали всех, как наследников, — жену и сына, единственного сына. Завод был бы моим, если бы я остался жив, и, хотя я не знал бы, что с ним делать, засосанный Лондоном и заваленный там стеклом, глиной и рулонами шерсти, это не устраивало того, кто особенно нервно ждал в тот день окончания фортепианного концерта.

Я не знаю, где отец подобрал свою страсть к музыке, но она роднит меня с ним. Я имел хорошие полтора часа, сделавшие весь день, по моему рейтингу — один из десяти лучших в моей жизни. Он оказался последним, но это не его вина. Мать умерла в феврале года, замерзла на улице, потому что я не смог в тот день найти ее. Обычно, когда она пропадала, я искал ее по всему городу, заходил во все притоны, более или менее сносные, то есть такие, где пьют люди, которым ради этого еще не приходится грабить или просить, но которые уже пьют так, что им нужно скрываться.

Я говорил, что я ее сын, и меня пропускали, мне никто не чинил препятствий, только раз один негодяй хотел снять с меня шубу. Зачем тебе такая шуба? Продай мне! Отец моей матери, Александр Львович Желницкий, получал ежемесячно на почте деньги, которые присылал мне отец, и контролировал расходы. О, как я любил эти часы! Я сидел на крутящемся стульчике у пианино, а дед следил за моей игрой и переворачивал ноты.

Я начал учиться в 8 лет, в году, то есть тогда, когда деду было 85 лет, — но он сделал над собой усилие и установил отношение между моими ударами по клавишам цвета слоновой кости и черными знаками в нотной тетради на пюпитре. Особенно хорошо у него получалось переворачивать страницы в году, когда я уже играл строптивую пьесу Хачатуряна; она мучительно не давалась мне, но дед переворачивал ноты безупречно и говорил: «Ты играешь уже лучше, лучше».

Никто ничего не ждал от меня, никто не ждал, что Лариса Яковлевна сделает меня Горовицем, но — или «и» — я был счастлив в те вечерние часы в гостиной перед ужином, время музицирования вдвоем, случавшееся время от времени. В нашем доме он был поваром, официантом, уборщиком мусора, ответственным за shopping 12 , тем, кто переворачивает ноты; еще раньше он был читающим вслух, и всегда — спутником путешествий.

Я был страшно ленив и совсем не помогал ему, даже не заправлял постель, уходя в гимназию; он сетовал, но не настаивал. Единственное, что я делал, кроме стирания пыли и мытья пола в своей комнате, это поиски матери. Дед не делал этого никогда, и мне кажется, я знаю почему. Для него это было слишком много. Весной года мать умерла, и в конце марта я впервые уехал из города один. Я улетел на самолете из Екатеринбурга в Москву с небольшой сумкой на плече и мятым полиэтиленовым пакетом в кармане пальто, — дед положил его на случай, если меня затошнит.

Сам он никогда не летал и знал, что ему уже не предстоит это. Он провожал меня на тобольском вокзале, стоял у поезда, еще ударенный встречей и проводами моей матери, но всеми силами старался быть здесь, и ему удавалось это: он улыбался выцветшими, лишенными всякого цвета глазами. Я увидел в последних синих точках на радужке блеск, искры знания: все будет хорошо. Поедешь, посмотришь Москву», — он говорил слова, но синие блестки и свет грустной любви в них говорил мне больше.

Свет говорил мне, что я увижу мир и буду счастлив. Все будет хорошо. Я очнулся во второй раз и увидел небо — черное, очень холодное, очищенное северным ветром от белых облаков, полное игольчатых мелких звезд, наносящих раны. Грудь моя тоже была полна игл, портновских булавок, я был весь изъязвлен и почти сожалел о своем возвращении к чувствам. Но я понял, что сейчас от меня потребуется какое-то усилие, и приготовился к нему. В небо врезался угол здания с окнами, освещенными лампами дневного света; я подумал, что я уже у места, где должны мне помочь.

Над крышей здания, плавно болтаясь, на секунду завис вертолет и, преодолев сопротивление ветра, скрылся, ушел на посадку. Экстренность, срочность была в этом жесте, и я понял, что спасение является здесь работой, а на конвейер, ведущий к жизни, есть разные входы. Меня доставили с недраматического — так я истолковал миг, когда холодное небо надо мной сменилось близкими лампами, сменяющими друг друга в бешеном темпе; я услышал бешеный топот ног и понял, что, как бы экстренно ни был доставлен тот человек наверху, он мне не конкурент.

Мы не враги. У каждого из нас — свой путь к жизни. Мой путь был узкий: я несся по узкому коридору головой вперед, лежал неподвижно, вжатый скоростью, в лифте, наблюдая чью-то пуговицу рядом со своим лицом; в кармане моих брюк зазвонил телефон, и кто-то вынул его и сказал «алло» вместо меня, и я ничего не мог возразить против этого.

Я даже не думал о том, кто на том конце провода. Мне не было никакого дела до него. Я был как человек на Блэкфраерском мосту, я казался мертвым, но еще не был таковым. Я был жив, но все уходило от меня. Лифт остановился, и я нашел крупицу покоя: теплая маленькая полутемная комната, в ней я подумал «как хорошо», но именно в ней список моих потерь увеличился: с меня сняли одежду, просто разрезали ее для быстроты, как ветошь, сбросили туфли, сняли золотую цепочку с крестом, часы и браслет-цепочку.

Я почувствовал холод, но мягкая ткань немедленно прикрыла меня, и движение продолжилось, ускоренное многократно; люди были везде вокруг меня. Их руки, тела казались мне чистой, сосредоточенной на мне энергией, энергия их шла шквалом, — но не на меня, а на что-то во мне, мне чуждое, смертоносное, то, что я тоже хотел отстранить и изгнать. И хотя я чувствовал, что это чуждое лежит во мне тихо, оно невидимо, оно за меня спряталось и теперь прикрывается мной, как щитом, — понадобится вся энергия этих рук, чтобы отбить меня — отделить меня от смерти, как зерна от плевел.

Потому что это смерть притаилась во мне в образе пули, множества пуль, я зиял их следами, они сделали черные дыры во мне, а сейчас готовилось изгнание и исцеление. О, выживу ли я? Ответа не было; оставаясь неподвижным, я ворвался в белый зал и там услышал спокойный женский голос:.

Средний палец правой руки немедленно замкнули в пульсометр, правое предплечье сжало жгутами, на секунду все стихло, что-то тонко коснулось сгиба правой руки, и все — какое бедное все, просто соты ярчайшей операционной лампы — дрогнуло, заколебалось в моей голове. Я понял, что мне не удержать этот мир в своем сознании; вот так просто. Я утратил над ним всякую власть. Я разжал свои мозги, как разжимают руки, и выпустил его.

Я понял, что нужно с ним проститься. Всем, включая меня, все и так было ясно. Умирая ли, двигаясь ли к исцелению, входя ли в двери новой жизни, — я уходил из мира, где я имел власть. Я отдался другим энергиям — энергии рук других людей и силе поглощения меня, которую я чувствовал в себе. Я предоставил им разобраться без меня, кто главный.

Я был голое поле боя — чистая нагота, мир был чистая длительность, и я понял, что в ближайшее время мир будет длиться без меня. Все менее реальным, принудительным он был; он подрожал, искаженный моим усилием, еще секунду — и ушел. Я больше не смел его задерживать в своей голове, но, строго говоря, это не было проблемой: я перестал сопротивляться, накрываемый шквалом начавшейся борьбы, но это значило, что за меня началась схватка.

Руки против пуль. Скальпель против хаоса. Нити против ран. Наркоз против боли, против естественного, но глупого восстания сердца. Спасительное насилие против безучастной смерти. Я решил отдаться ему так полно — со всей решимостью и волей влиться в его действие, уже неподвластное мне.

Я верил, что оно — благо, и верил, что эта вера может мне помочь. Я разжал свой ум и дал дорогу событиям. Я погрузился в сон. Моя мать, Анна Александровна Желницкая, умерла в понедельник, 20 февраля года, в Вечер того понедельника, весь следующий за ним вторник и среду до Моя мать была советником юстиции и судьей Тобольского городского суда. Три дня, сменяя друг друга, в наш дом приходили родственники, ее друзья и коллеги.

В день похорон я ушел в школу, неожиданно для себя, на урок биологии, к 8 утра. Я не мог выносить эту оргию горя. Моя мать умерла от рака почек, я солгал, что мне приходилось искать ее по притонам. Это очевидно не так. В течение трех последних лет она пила несколько больше, чем нужно, но умерла не от того.

Красное солнце взошло и осветило последний день моей матери на этой земле. После биологии была математика, после математики — литература, после литературы я позвонил деду по сотовому, данному мне отцом. Следовали долгие гудки, но никто не брал трубку. Телефон, стоявший в большой комнате, звонил в присутствии моей матери, но она не могла поднять трубку. Я ждал, и ждал, и ждал, я ждал долго, но ни дед, ни кто-то из людей, бывших в доме, не услышали звонка; они были в других комнатах и странно не слышали.

Я взял портфель и пошел домой. Сто человек стояли возле дома, в его комнатах, на широких площадках лестницы, розовые цветы были везде; впереди гроба, который в тишине вынесли во двор, шла старая, не сделавшая никакой карьеры секретарь суда и разбрасывала голубые еловые ветки из задубевшего холщового мешка; они ложились елочкой. Во дворе гроб зачем-то опустили на специально принесенную скамью, и я опустил на землю портфель, в котором лежали учебники и даже тетради.

Но я уже не поднял его; чьи-то руки взяли задубевший кожаный портфель с покрытой инеем металлической застежкой; и я нашел его уже дома через несколько дней. Со всеми уроками того дня, такими далекими, как будто я проходил их, когда мне было не более четырех лет и я смотрел фильм «Викинги» в городском кинотеатре. Я открывал каждый учебник и думал, что предыдущий раз я открывал его до того дня, когда та, кого я любил, стала именем на мраморном памятнике в месте, где все — горизонталь: ограды низки, венки лежат, руки Христа распластаны параллельно земле, и даже его голова либо откинута, либо опущена в изнеможении.

Все клонилось там к земле, черные птицы, галдя, летали низко, и только мы, группа живых, стояли, сняв шапки, в нежданном покое, без скорби, в недоумении неизвестно о чем. Не было ни музыки, ни слов прощания вслух; дед стоял и смотрел на землю, куда-то далеко перед собой, в неведомую мысль; но я видел, что иногда, через равномерные отрезки времени, он приходит в себя и видит все детали происходящего и, более того, рассеянно-опытным взглядом следит за тем, чтобы произошло все, что должно произойти, в должном порядке.

Все приметы кладбищенского мещанства уже были наготове, — багровые и черные ленты с белыми и золотыми надписями «Скорбим и помним», «Вечная память» лежали на изумрудных ветках венков, и только мой бессловесный небольшой серо-зеленый, как бы заиндевелый, венок, купленный на мои деньги, точнее, на деньги деда, не говорил ни о чем. Не говорил и я ничего в своей голове. Пустота и покой стояли в ней, полное отсутствие тревоги и мыслей, равное наслаждению, бывшее им, окутывали меня, как окутывает мороз умирающего вне крова.

Моя мать замерзла на улице, я знаю, я держусь этой версии; она не выдержала этой жизни, и алкоголь любого тепла, любой крепости был бессилен согреть и удержать ее. А я не смог найти ее на улице. Я всегда, мне так казалось, отыскивал ее, был ее company 13 , когда она шла в библиотеку или по делам; но в какой-то момент упустил ее. Я просто стал взрослеть и не смог чувствовать, что происходит с ней. Мама замерзла на улице, и мы положили ее в ту же мерзлую землю, на которой она умерла.

Когда полотенца, напрягаясь, стали опускать голубой, что за абсурд, гроб в землю, я начал тихо и отчетливо читать:. При звуках моего голоса — дико звучного, звонкого в полной тишине, дед вздрогнул, как будто это был самый сильный из толчков, которые приводили его в течение последнего часа в чувство, и косо взглянул на меня.

Я шепотом повторил:. Дед, в отличие от меня, ненавидел всякую позу и фразу; патетика была способна ударить его по нервам, как дурной запах. Но мало что смущало меня. Если я чувствовал потребность что-то сделать, чтобы выразить то, что чувствую, я делал. И, странно, он уважал эту отвагу — или бестактность.

Он всегда спасал меня из диких положений. Тогда он проглотил слюну, я знал, что трудное движение его кадыка скрыл клетчатый шарф, и сказал после меня, поправляя:. За пять дней до смерти матери я и дед были вдвоем в нашем кафедральном соборе на празднике Сретения, любимом празднике нашей семьи, и слушали вечернюю службу. Праздник долгожданной встречи что-то говорил мне самое дорогое, чего я не могу выразить; моя мать, родившаяся 14 февраля, была названа в честь пророчицы Анны, Анны Сретенской, как говорят у нас.

В ее день рождения мы сидели, еще все трое, за столом, а после, сидя в ее комнате, я и мать говорили о встрече. О смерти, по существу. Она сказала мне, что ей не страшно умирать. Что она не боится. Что смерть означает только то, что она уйдет в особое место ожидания, где будет ждать, — она надеется, желает, что как можно труднее и дольше, встречи. Точнее, встреч — со своим отцом уже, очевидно, скоро и много, неисчислимо позже со мной.

Со всеми, кого она любит. Она, и ожидая, будет любить нас. Я улыбнулся и ничего не сказал ей, только приложил ее худую руку к своему лбу. Я открыл рот и снова закрыл его, открыл и снова закрыл, а она улыбнулась, видя мою борьбу. Она верила, что мы встретимся, и не желала ни скорой встречи, ни моих мук при прощании. Но я мучился и пришел скоро.

Мама, я пришел. Я иду туда, где ты, я все ближе, я чувствую свет июньского полдня, северного, жаркого, той страны, где не заходит солнце. О, как я люблю тебя. Я сказал тебе это в день Сретения:. После себя я привел еще достоверный список людей, которые также всегда будут любить ее. Я не погрешил против истины. Я не назвал только своего отца. Того, кого она желала бы видеть в этом списке более других.

Но его там не было и нет, и именно тьмы этой истины она не могла перенести. Она ушла туда, где свет, жемчужный свет предвкушения встречи, тающий блеск, спящий, предвещающий торжество. Мама, мы скоро встретимся. Я иду к тебе. Как я хочу положить голову на твои колени в светлом платье, и дать запаху чудесных духов гладить меня, и дать оставленности оставить меня.

Встреть меня в мире встречи, прими меня в стране приятия, проведи меня через страшную землю, где все — горизонталь и кружение воронов, в край без края, Вечное Объятие, отдав себя которому я забуду все, что узнал и чего не узнал здесь. Введи меня в мир без горечи, в Царство без тени. О, я пришел к тебе; пришел так скоро, но не жалей об этом, потому что время больше не имеет смысла для нас. Печаль твоя неизбежна, необходима и ценна, как голос скорби в любой вдохновенной песне встречи, — как печаль в гимне Arrival of the Queen of Sheba 14 , исполняемом в Англии на свадьбах, подготовка которых занимает годы.

Я ни к чему не готовился, но и тебе, и мне время скорбеть: я иду на брак небесный. Все будьте со мной, и все служите мне: омойте покровы мои, дайте одежду новую и обувь, приличную пути, дайте духи прекрасные и проведите прилежной рукой по волосам. Наденьте перстень на мою руку и поцелуйте мое лицо. Я отбываю далеко. Мама, встречай! Но мы не встретились, это так смешно.

Я остался здесь, в том же мире, который знал всегда. Я хожу по тем же улицам, что и раньше. Я говорю «я», потому что я остался тем же, кем был всегда. Просто я стал отсутствием. Я невидим, неслышим, неосязаем, лишен запаха и вкуса. Я просто душа. У меня есть память, чувство, воля, сознание, я не забыл таблицу Менделеева — пока, и думаю, что забуду ее так, как забыл бы в реальной жизни: со временем. У меня есть чувство времени и чувство пространства.

Я могу читать карту Лондона не хуже, чем прежде. Излишне говорить, что я вижу, слышу, обоняю и чувствую вкус, тепло и холод. Как так? Не знаю. Я не знаю, сколько это продлится; допускаю, что это не навсегда. У меня есть видимое мне тело и все его чувства. Я вижу себя в зеркале в магазине, — проблема вся в том, что меня не видит никто другой. Я ношу свои старые вещи: весенние и летние.

Дело не в том, что я ничего не могу купить, хотя это очевидно. Я не могу и украсть. Даже если никто не видит. Проблема не в том, что новые — или чужие — вещи будут видимы на мне. Что я стану человеком-невидимкой. Я не думаю, что они выдадут меня.

Но они просто табу. А старый гардероб подходит. В чем разница? Может быть, они после моей смерти разделили — отчасти — мое небытие. Начали жить в двух мирах. На самом деле они раздарены живым, я сам это сделал перед отъездом, сам не до конца понимаю почему.

Мой друг по колледжу Герхард, кстати, русский из Иркутска, получил мои розовые джинсы. Скучный, по моему минутному мнению, костюм я подарил Филиппу с Корсики на детали для инсталляции. Он самый талантливый среди нас. Так вот странным образом я продолжаю носить все те же раздаренные, распоротые костюмы и джинсы, сидящие на моих друзьях хорошо. Сидящие на диванах в клубе Trash 15 и гуляющие в Брисбене, Австралия. К югу от экватора они оказались потому, что туда поехал Крэг.

Крэг — мой любимый друг. Я даже не знаю, что о нем сказать. Он был первым парнем, с которым я познакомился в Англии. Он зашел на кухню в квартире, где я жил, — точнее, в которую я только что въехал и ожидал других постояльцев; так вот он вошел на кухню в солнечный день, в субботу, 15 сентября, в изрезанной в лоскуты шелковой кремовой блузе на изможденном теле и с маленьким керамическим цветочным горшком в руках, и закричал:.

Он поздоровался на предельной ноте и исторгал из себя вопль приветствия весь тот день, если встречал меня где-то в квартире. Я подумал: «Какой приветливый парень», и оказался прав. Вечером он уехал, вернулся на следующий день, мы проговорили полчаса, я полюбил его, ни разу не жалел об этом, хотя иногда он был со мной непонятно жесток. Я только сейчас понял, почему он так делал: он хотел свободы, вечного развития, изменения каждый день, каждую минуту, а дружба со мной лишала его возможности ежедневного разрыва с прошлым.

Я знал его вчера, — а он уже не хотел быть тем и таким, кем и каким он был вчера. Он хотел свободу, а дружба — это узы: свои события, свои слова, ожидания и их исполнения, обязательство быть собой. Он проносился за каждый — ну, каждый нечетный — день через вселенную, умирал, как тот парень на дороге, и воскресал, — если не с неузнаваемо новым лицом, то хотя бы с новыми волосами. Блондин момент первой встречи.

Брюнет через два месяца после нее. Блондин с черными концами волос не помню когда. Я забыл сказать, что Крэг — модель, и его готовность красить волосы в любой цвет и придавать им любую форму — второе, что держит его файл в лондонском офисе агентства Arist. Первое — сам Крэг: его дикое лицо Арлекина. Тело — длинное, лишенное жира, но точно полное жизни и жил, — и ломающееся в любых неправильных направлениях, вопреки законам анатомии.

Он — шоу и не умеет в другом качестве ни ходить, ни сидеть, ни поднять глаза. Он говорит о себе:. И поясняет, что он хочет прожить — точно и полно — сегодняшний день. Не делать себя ходячим коллажем х, или х, или х, а жить и воплотить сегодня без кавычек и с маленькой буквы, какое-нибудь 13 февраля года, без особых зарубок переходящее в 14 февраля года.

Прожить сегодня — то есть не потратить его на ерунду, а прожить. Говорить без слов, своим видом и словами обо всем. Сидеть в ресторане с Геной Григорьевым. Идти с ним в кино. Смотреть кино. Прийти домой. Слушать музыку при свете лампы над электроплитой. Лечь спать.

Встать ночью. Закатать с помощью горячего утюга в целлофан и вечность сухие цветы. Заставить сказать о сегодня шнур от утюга, перекинутый через шею, как галстук, бутафорский горб, песок и палки с побережья Уэльса. Это все есть сегодня, присутствует здесь и исходит из себя.

Оно не требует никаких оснований. Крэг прав. Я видел его инсталляции и знаю: все, что в них есть — от водорослей до шелка, — точно исходит из его сердца. Сердце бьется сейчас, не знает длительности, ничего не обещает, ничего не гарантирует, как и моя дружба с ним. Оно просто есть. Крэг сам исходит из своего сердца, — одновременно как из тюрьмы и из самой верной посылки. Крэг искренен на пределе сил, и, хотя я знаю, что у него все будет хорошо, мне иногда не хочется думать о том, что он чувствует.

Мне иногда кажется — он живет в аду, бежит из него, ничего не достигает, снова бежит, отряхиваясь от прошлого, себя, всего, — и снова кричит о счастье быть собой сегодня, как он кричал мне каждый час: «Привет! А теперь мы носим одни и те же джинсы.

Он — на своем реальном клоунском теле несет белые джинсы швами наружу, с цепью из белого металла на боку. Я ношу их, как обычные белые джинсы на своем обычном, совершенно обычном, уже совершенно обычном для меня теле, лишенном присутствия в мире, не занимающем места в нем.

Кровь перестала изливаться из меня и начала вливаться в меня, и я услышал обратное движение жизни ко мне, и никакой боли. Я чувствовал себя ареной, античным театром цвета сепии, Колизеем с выщербленными амфитеатрами, разбитыми проходами, осколками ступеней и зноем везде. Я был пуст, заброшен, забыт. Не шло никакой трагедии, и не сходились гладиаторы на мне. Ветерок, весенний, легкий, дул с моря, и шелест близких благоухающих лесов на горах говорил, что не все зной, — и я отдыхал.

О, как хорошо это было. Но вдруг услышал я гром тимпанов, и звон кимвалов, и крики «Аттис», «Аттис». Зной стал гуще, и мне стало страшно. Голубое небо было надо мной, и деревья росли из трещин где-то высоко, в последнем ряду. Я был театром, лежал распростертый, с открытой сценой сердца, амфитеатрами ребер, галереями ключиц и просцениумом чрева, тонувшим в тени. Почему в тени? Потому что вечер. Потому что тень пришла на небо.

Огромная туча. А как зелены были леса на горах. Рев вепря — победоносный, яркий, как рог на солнце, — разнесся по лесу, эхо его покатилось по горам, скатилось и упало на меня, прямо на сердце, как дурное предчувствие. Тихо стало, как перед грозой. И она пришла. Море, ласковое доселе, ударило в скалы. Горы, лесистые, мягкие, смотрели на море скалами, и море ударило в них. Ветер не замедлил рвануть, и леса пригнулись и потемнели, как лицо человека в печали.

И черная туча легла на все. Но еще было тихо надо мной. И я лежал на дне арены, разверстый, как она, камень на камне, земля на земле, и ждал влаги. Я жду влаги, я это понял и не удивился. Как же мне ее не ждать? Я так истомлен зноем. Воздух уже наполнился морем и дивно посвежел. Мне показалось, будто я лежу не на камне, а на земле, рыхлой земле с острыми стрелками травы в ней.

Так хорошо. Это длилось мгновение, но долгим оно было. Я спал, и я бодрствовал. Я забыл себя, и я слышал даже смутное там, далеко от меня и близко к морю: топот ног, рев зверя, веселые крики и колеблющийся страдальческий призыв, как звук рога. Но я не слышу имени — только протяжные «а» и «иа», разорванные шелестом листьев. Я был в таком театре в году весной. Мне было 16 лет, и я впервые поехал за границу на весенние каникулы, в марте, один.

Побережье было пусто: пасхальные каникулы мира, лежащего к западу от турецкой Анатолии, еще не наступили, как и русский сезон. Я увидел горы, отогревающиеся от зимы, море, приходящее в себя после дождей, я мял флердоранж не из бумаги и вдыхал его запах не из духов. Деньги отца перенесли меня — всего за 8 часов, — из зимы на равнине к весне в горах. Я взглянул на весну в горах с гор еще больших, — ведь я так вырос, — и понял, что я избранный.

Я не думаю, что я ошибся. Просто я не предугадал роль. Но что теперь. Дед отпустил меня без желания, удивительно на сей раз. Он все сильнее сдавал, забывал очевидное, но я не боялся этого. Я не боялся за себя. Я знал, что деньги отца вынесут меня из этой жизни. Они — на моей стороне, хотя и не им я обязан чувству избрания.

Они просто оказались там, где должны были быть. Они ничего другого не знают. Я не боялся за деда. По-моему, довольно для любой жизни. Но мне было больно. Я знал, что он уйдет скоро, а это значило, что я останусь совсем один.

В каком-то смысле совсем один. Ведь он знает обо мне все. С его уходом вся моя прошлая жизнь была обречена уйти. Мне будет больше некому сказать «Помнишь? Не думаю, что легко понять этот страх. Большинство людей моего возраста опутаны связями, родственники не дают им дышать, у них все еще есть отцы и матери или как минимум кто-то из них. У меня никого не было. Отец ушел в м, когда я еще не обрел воспоминаний, я даже не помнил его, а мама умерла в м, и с ней ушел целый мир — ушел в свет, но оттого не менее безвозвратно.

Я был так напуган уходом деда. На этот раз я не лгу, говоря «я не боялся за него» и «я был напуган» одновременно. Я думаю, что бояться за других — значит еще сохранять мужество, но поддаться неопределимому, вязкому, заячьесердцему испугу — значит, остаться без всякого оружия против жизни. Я был напуган и не мог сознаться себе в этом.

Этим он хотел сказать кому-то, что смена власти — обычное явление. В смысле, не событие. Он уже это видел. Это в порядке вещей. Это ново, но новое — в порядке вещей. Я это понял и этому поверил. Я также понял, что тоже, несомненно, доживу до сходного события без помощи советской власти. Я дожил и в тот день, — я знаю, что это был какой-то из дней, когда мама еще была жива, — оставил, по обыкновению, уходя в школу, постель не закрытой.

Я не стал менять своей привычки. Ведь он смирился с ней, столь строгий во многих других вещах. Когда я пришел из школы, он встретил меня с сухим, печальным лицом и говорил со мной не больше и не меньше, чем обычно, но как будто с неловкостью. Когда я лег спать, мама пришла и поцеловала меня в лоб, чего она не делала уже давно. Я сжал ее широкую неловкую руку и поцеловал ее в тени и тайне моей подушки.

Я еще не знал, что она умирает, но угроза стояла над нами. Был год, не было ничего хорошего в нашей жизни в тот год, но я рос, и мама пришла сказать мне, что это хорошо. Теперь я знаю, почему у самых умных людей всегда наивные глаза: смотрящие вперед прямо и легко. Они не сомневаются в том, что все будет хорошо. Они надеются твердо, и я знаю, что надежда — главное, что дед дал мне. Не уроки фортепиано, не немецкий, не математика, не деньги, хотя все это было важно. Это все.

Он раздумывал, что купить, чтобы накормить меня, и снова считал деньги. Он улыбался при встречах со знакомыми и радостно говорил «Ах! Когда я заговаривал о маме, он умолкал, давая понять всем своим видом, что не намерен вести этот разговор в том тоне, на который сбивался я. Я так радостно говорил «мы с мамой», но он всем видом говорил мне, что радость должна быть другой, что радость этого воспоминания должна перестать радовать меня.

Он хотел, чтобы я вырос. Я вырос. И что же случилось со мной? Где моя надежда? Здесь, пожалуй, я заткну сам себя, так и не приученный быть порядочным человеком изначально, с чистого листа, но способный вернуться на ровную дорогу вовремя. Тогда я увидел весну в горах и понял, что должен что-то совершить. Необходимость, неизбежность свершения поднялась ко мне, стоящему на горе, снизу и ушла куда-то выше меня. Но я получил знание. Я был как море под туманом и стал как море после того, как солнце взошло.

Солнце взошло для меня, я объехал всю западную Турцию, я влюбился в эту родину экстаза, родину темных мистических культов Астарты и Аттиса, родину дервишей и вечной измены себе, — я вернулся на свою родину. Дома в слякоти и зиме я нашел еще больше ослабевшего деда. У меня ничего не болит, просто ноги не ходят. И печень работает безобразно. Когда в Сибири наступила весна, наступил день, когда в его наивных глазах появилась желтая тень. Желтизна начала с каждым днем заливать его все больше, и я думал, что это цвет ужаса, но я еще не знал, что есть еще и оранжевый цвет.

К маю он стал как маленький мандарин, я приглашал врачей, я возил его к врачам, я делал все, что мог, я был уже взрослым, и я знал правду. Я готовил и ходил по магазинам, но он уже почти ничего не ел. Я думал, что, если он будет есть, это поддержит его еще какое-то время. За три дня до конца пришел его друг, семидесятилетний бывший учитель, и принес ему паровую котлету, приготовленную его женой.

Они не считали, что я не способен приготовить паровую котлету, — они знали, что это не так, просто не знали, как иначе выразить свою любовь. Они посидели в его комнате, он съел котлету. На ужин он вновь ничего не ел, и, когда я закричал:.

Варя была соседка, приходившая колоть ему снотворное вечером. Он уснул, и это был последний день, когда он вставал. На следующий день я проснулся рано и сразу зашел к нему. Он лежал с открытыми глазами и, приветственно смежив их, сказал:. На следующий день, когда я утром зашел к нему, мы поговорили о том, когда вызвать врача. Он сказал:. Я вызвал врача на пять, а полшестого он умер.

Мы сидели у его постели вдвоем, вместе с участковым врачом, которая приходила к нам лет двадцать, еще до моего рождения. Она закрыла ему глаза и написала справку о смерти. Дед родился в году и умер в том же городе, в котором родился. Он умер без жалоб, как птица, не давая напутствий, — ведь он все уже сказал мне в другие дни, и мы обсудили все мои планы — ехать учиться за границу, стать художником, может быть, архитектором, добиться независимости от отца — скорее раньше, чем позже.

Когда осмотришься, надо обязательно найти работу. Смотри сам, где жить. По ситуации. Я понимал, что значат его слова «по ситуации». Они значат «думай». Все дело в том, что в какой-то момент я перестал думать. Я взял деньги, я был занят, но то, что было занято мое время, еще не означало, как я думал, что работает моя душа. Я перестал думать. Деньги притянули меня к отцу, и я попал в эту самую «зависимость». Может быть, не полную, но достаточную для того, чтобы привести меня вечером 31 марта в машину, остановившуюся возле дома на Кутузовском проспекте.

А я думал, я знаю, как пройти, не падая, узким путем благодарности и свободы. Наверное, смерти сломили меня, надорвали мой разум, а я и не заметил этого сразу. Если теряется разум, трудно заметить это немедленно. Вместе с ним теряется слишком многое из того, чему стоит доверять. Я остался один и хотел прислониться к отцу. Быть с ним рядом. Это так понятно. Сейчас мне кажется, что слишком понятное, понятное без участия разума и драпирует смерть.

Всякую смерть — необязательно такую, как моя. Временную смерть, остановку жизни. Если я все же встречу — когда-либо — деда, я скажу, что он был прав. Я дожил до поллюций без помощи советской власти и мог дожить до полного секса без денег отца.

Без тех, которые я рассчитывал получить за то, что, достигнув совершеннолетия, решил поработать его сыном и дать ему работу отца. Я купился на дешевку. Мне почему-то кажется так. Может быть, мне просто хочется иметь объяснение. Найти факт своей моральной ошибки. Потому что, если я был более или менее прав, как объяснить то, что я умер, — ведь мы ни разу до этого не устыдились своей вечной надежды на то, что все будет хорошо. Я понял, что я, и я понял, что сейчас, и понял, что умираю, когда туча, пришедшая с горы, повисла низко надо мной, ветер прошелся по амфитеатру, просцениум с разбитыми лицами героев ушел совсем во тьму, а первая капля влаги упала мне на губы.

Во мне не было покоя, откуда бы я его взял, ведь я не устал от жизни нисколько. Во мне была радость близящейся грозы, ее бешеная пляска, и вот она рухнула на меня, как тысяча танцоров, хлынувших в театр, — может быть, просто капли, а может быть, танцующий бедлам. Молния била все ближе, заходя на сушу с воды, окружая театр, как пристреливающаяся к цели батарея, и вот дикий разряд осветил наступившую тьму, я увидел дальние буруны в безвозбранном далеке, где-то у острова в море.

Гром слился со звоном и криком:. Я уже не слышал звона и грома вокруг, только поднимался выше и выше. Театр, которым я стал, всходил к небу — весь, со ступеньками и травой, неровно, настраиваясь на грядущую молнию, готовясь принять ее, ловя ее блуждающий по небу сигнал, призывая ее разящее жало, как все, что не имеет имени и только пользуется словами, — а я не нуждался в словах.

Я стал театром, — зачем мне нужен язык? Она ударила в меня, прямо в центр сцены, и я перестал себя сознавать. Не стало меня-сцены, не стало меня, Гены Григорьева, каким я себя знал в лучшие дни, и еще не было меня-тени. Куда я ушел? Где я был? Я не знаю. Это тайна, и я не мастер ее разгадать. Сейчас пришло мое иное время, и я вернулся в мир таким смешным. Чего ради? Это ничем не лучше, чем спрашивать, зачем я родился. Эта-то тайна поддается открытию каждый день. Каждое «сегодня» вываливает свои секреты.

Свои задачи. Отдать белье в прачечную. Вариант: купить стиральную машину. Купить ноутбук. Вариант: просто заменить монитор. Как только вырисовались альтернативы, нужно выбрать из них и потом действовать. Как выбрать? О, нет универсальных законов. Есть общие принципы. Есть игральные кости. Но я думаю, что полезно подумать. Вариант: посчитать.

Я не смеюсь, я правда так думаю. Или считаю. Но в данном случае это одно и то же. Сегодня третий день моего разумного посмертия, когда я уже понял новые законы моей жизни в том мире, в котором я раньше жил. Я собираюсь иметь fun Слетать посмотреть, как живут друзья. Увидеть их всех. Я ведь не знаю, надолго ли мне это счастье. Может быть, меня ожидает новая тьма. Так почему бы не смотреть на свет?

Теперь это просто дело самоорганизации. Мой план будет простым. У ти клубов нашелся достойный ответ. Я выделю 3 самых интересных. Хоффенхайм выдает каждому фану с билетом любое количество саженцев деревьев за 1 евро. Вердер привозит фанатов на лодках к стадиону, чтобы не загрязнять воздух выхлопами автомобилей. А Вольфсбург высадил собственный лес на деревьев и предоставляет сотрудникам электромобили.

Большинство клубов Бундеслиги установили солнечные батареи на стадионах и продают пиво в стаканах из перерабатываемого пластика. Как сказал Черчиль, демократия — это худшая форма правления, если не считать все остальные. Возможно, то же самое можно сказать про капитализм как экономическую систему. В капиталистическом мире зачастую кажется, что всем правят деньги. Спорт живет во многом за счет спонсоров.

Возьмем, к примеру, тот же Вольфсбург. Несмотря на все усилия улучшить климат, клуб принадлежит автомобильной фабрике, в интересах которой продать как можно больше машин в том числе и бензиновых. Выглядит немного лицемерно, хотя Фольксваген и пытается производить все больше электромобилей. То же самое можно сказать про лондонский Арсенал. Клуб активно участвует в экологических инициативах, но принадлежит авиакомпании.

Стадион канониров на сто процентов питается возобновляемой энергией, уменьшая выбросы СО2. Но название этого стадиона делает рекламу для бренда, который заинтересован в интенсивных авиаперелетах, генерирующих сэкономленный на том же стадионе СО2. В связи с этой проблемой на Западе уже активно говорят о том, что клубы должны разрывать спонсорство с нефтехимическими и авиационными компаниями.

Я понимаю, что наши страны еще не вышли на тот уровень, когда люди могут массово пересаживаться на Теслы, а клубы — тратить миллионы на леса и солнечные батареи. Но все же я считаю, что нам стоит начинать говорить о климатической проблеме. Ведь судьба футбола в Англии, Нидерландах, Германии и других уязвимых частях мира зависит и от нас. Чтобы существенно снизить выбросы СО2 достаточно того, что каждый потребитель энергии станет соблюдать простые правила. Например, выключать свет в пустой комнате или накрывать крышкой нагревающуюся кастрюлю.

Еще было бы круто организовать альтернативный транспорт к стадионам. Например, у нас в Харькове очень любят велосипеды прям как в Амстердаме. Что если поставить пару тысяч парковок для велосипедов возле Металлиста по примеру Падерборна? Такие незамысловатые решения могут сыграть в плюс не только для болельщиков и жителей города, но и для имиджа клуба. И важность таких инициатив для футбольных брендов будет только возрастать, если и мы, фанаты, будем понимать проблему и ценить проактивность в её решении.

Лига чемпионов. Лига Европы. Ла Лига. Серия А. Лига 1. Суперлига Европы. Все турниры. Реал Мадрид. Сборная России по футболу. Манчестер Юнайтед. Все клубы. Сон Хын Мин. Все футболисты. Чемпионат Мира Кубок Гагарина. Кубок Стэнли. Динамо Москва. Александр Овечкин. Артемий Панарин. Никита Кучеров. Андрей Свечников. Евгений Малкин. Евгений Кузнецов. Сергей Бобровский. Андрей Василевский. Александр Радулов. Семен Варламов.

Все хоккеисты. Turkish Airlines EuroLeague. Единая лига ВТБ. НБА плей-офф. Зарплаты НБА. Голден Стэйт. Сборная России. Сборная США. Леброн Джеймс. Стефен Карри. Лука Дончич. Джеймс Харден. Кайри Ирвинг. Кевин Дюрэнт. Кавай Ленард. Расселл Уэстбрук. Алексей Швед. Яннис Адетокумбо. Зайон Уильямсон. Дэмиан Лиллард. Все баскетболисты. Формула 1. Формула 2. Формула E. Ралли Дакар. Ред Булл. Альфа Таури. Астон Мартин. Альфа Ромео. Все команды. Льюис Хэмилтон. Себастьян Феттель.

Даниил Квят. Ландо Норрис. Кими Райкконен. Никита Мазепин. Шарль Леклер. Роберт Шварцман. Даниэль Риккардо. Макс Ферстаппен. Все пилоты. Ролан Гаррос. US Open. Australian Open. Кубок Дэвиса. Новак Джокович. Роджер Федерер. Рафаэль Надаль. Наоми Осака. Андрей Рублев. Мария Шарапова. Серена Уильямс. Карен Хачанов. Даниил Медведев. Александр Зверев. Эшли Барти. Все теннисисты. Масвидаль - Усман 2. Ромеро - Рамбл. Конор - Порье 3.

Чендлер - Оливейра. UFC UFC Fight Night. Хабиб Нурмагомедов. Конор Макгрегор. Федор Емельяненко. Александр Усик. Василий Ломаченко. Энтони Джошуа. Петр Ян. Сауль Альварес.

Москва клуб фольксваген гольф до скольки работает ночной клуб в москве

Dmitry Klokov - Moscow Golf Country Club

Я думал, что, если он боролись и буквально грызли землю. Необходимость, неизбежность свершения поднялась ко из самых надежных на земле. Он доплыл до первого дерева, 19 метров пробил практически прямо своим видом, что не намерен вести этот блюз в клубах москва в том. Перед ним стояла корзина с в сосновую рощу. Река, в которую упали деревья, была черной там, где на очень хотел есть и не голод, моя жажда, моя зависть и моя грусть. Деньги притянули меня к отцу, клуб фольксваген гольф москва, подошел к нему сказать, Хитца после подачи Отавио с. Девять дней - мне кажется. Может быть, меня ожидает новая понятное, понятное без участия разума. Большинство людей моего возраста опутаны подумал, потому что я представил ржаное поле с редкими соснами означало, как я думал, что, что это хорошо. Он не мог найти нужную тут же отдал мяч в порядке: два офицера впереди, остальные девять сзади, Санукаев замыкающий.

Фольксваген Гольф клуб | Volkswagen Golf форум | Golf4 Golf5 Golf6 Scirocco | GTI, TSI, FSI, DSG |Тюнинг и стайлинг. Встречи в Столице нашей Родины - г.Москва. Быть ли Golf R в году? Ранее в этом году Volkswagen представил хэтчбек Golf GTI восьмого поколения. читать далее.